о сайте
Они услышали про ревизора и сделали немую сцену. (из сочинения)

Главное меню

ЕГЭ-2012

Отправить на e-mail
раздел: Главная страница | категория: Статьи
В нынешнем году ЕГЭ прошел без громких скандалов, которые сопровождали Единый государственный экзамен в 2011 году. Впрочем, противники нового способа оценки знаний выпускников настаивают, что нарушений было не меньше, просто они не стали достоянием общественности. Кроме того, у критиков ЕГЭ по-прежнему есть к нему масса претензий помимо очевидного нарушения закона.

Нарушения

"Вчера в России писали ЕГЭ по математике. В 3 часа ночи появились варианты с Дальнего Востока. Они были повсюду - на многих сайтах, в десятках групп, на личных страницах ВКонтакте. Условия экзаменационных заданий были известны за 4 дня до экзамена!". Это цитата из статьи питерского педагога Дмитрия Гущина, опубликованной в "Учительской газете".

При этом Рособрнадзор заявил о крайне незначительном числе нарушений: по завершении основной волны ЕГЭ пресс-служба ведомства отчиталась всего о 141 факте публикации в Сети фрагментов экзаменационных заданий (на языке официальных пресс-релизов они называются КИМами - контрольно-измерительными материалами). Рособнадзор сообщил, что благодаря "техническим возможностям" некоторые нарушители были идентифицированы прямо во время экзамена. Результаты их работ были аннулированы, а пересдать ЕГЭ проштрафившиеся смогут только через год - такая суровая кара была введена после прошлогоднего скандала, когда выяснилось, что в интернет попали сотни КИМов.

Экзаменационные задания выкладывали участники многочисленных групп в социальных сетях вроде ВКонтакте или "Мой Мир", причем нередко эти группы, как и профили участников, были открытыми. Основными бенефициарами выступали жители западной части России, которые могли увидеть часть заданий еще до экзамена. Помимо таких "любительских" нарушений во время прошлогоднего ЕГЭ действовали и вполне профессиональные люди, которые на потоке решали выложенные задания и зарабатывали на неуверенных в себе одиннадцатиклассниках неплохие деньги.

Принципиальная схема работы подобных сайтов такова: незадолго до экзамена их создатели вербуют "доноров" - выпускников, живущих в восточных регионах страны, у которых экзамен начинается как минимум за 4 часа до московского. Задача "донора" - сфотографировать и выложить в интернет свой вариант ЕГЭ. В обмен ему на телефон присылаются решения задач – за эту часть работы отвечают "прикормленные" основателями сайтов специалисты в соответствующих областях (думается, чаще всего эту функцию выполняют всегда заинтересованные в деньгах студенты). Остальные посетители полезных сайтов могут скачать нужные им решения - обычно не бесплатно.

Обеспокоенный повальным списыванием Минобр выделил на защиту ЕГЭ 28 миллионов рублей, объявив конкурс на создание "комплекса мероприятий по мониторингу и контролю публикации КИМ в сети Интернет". Выиграло конкурс государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский институт открытого образования", основным направлением деятельности которого значится "повышение квалификации работников образования города".

Победитель конкурса должен был выполнить массу различных заданий, в частности, провести "анализ фактов публикации в сети Интернет изображений КИМ" (2,5 миллиона рублей), проанализировать "существующие методы и технологии выявления и идентификации фактов размещения изображений КИМ в сети Интернет" (1,2 миллиона рублей), разработать "предложения по комплексу мер, направленных на противодействие утечки информации о КИМ" (4 миллиона рублей), ну и конечно "реализовать в 2012 году комплекс мероприятий, направленных на минимизацию негативных последствий опубликования в сети Интернет изображений КИМ, идентификации и привлечения к ответственности лиц опубликовавших (допустивших опубликование) КИМ" (4 миллиона рублей) и так далее.

Окончательно работы по контракту должны быть завершены в августе 2012 года, но основная их часть, очевидно, уже закончена. Какие конкретно меры были предприняты для того, чтобы остановить нелегальные смс-транши КИМов и их решений, неизвестно, но - по крайней мере, официально - нарушений на ЕГЭ в этом году было меньше, чем в прошлом. Видит улучшения и первый зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин: по его мнению, фактов выкладывания вариантов в Сеть и списывания, действительно, стало меньше. Депутат связывает это не только с применением "технологий", но еще и с ужесточением наказания для школьников и учителей: как рассказал Смолин, часть из попавшихся на подсказывании ученикам педагогов уволили.

Со Смолиным согласен и ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: "В этом году экзамен прошел несколько более организованно, таких одиозных нарушений, как в прошлом году, может быть, было не меньше, но меньше оказалось незамеченных нарушений. То есть оказались в большей степени востребованы механизмы контроля, которые заложены в ЕГЭ и которых требуют от организаторов ЕГЭ".

Незадолго до первого экзамена в СМИ прошла информация, что в местах проведения ЕГЭ будут устанавливать "глушилки" для мобильных телефонов, причем в самих школах об этом узнали из прессы. Работали или нет в дни экзаменов блокираторы мобильной связи, осталось неясным. И хотя некоторые школьники жаловались, что телефон (который по правилам на экзамен брать нельзя) не мог найти сеть, массовых сообщений о неработающих мобильных не было. Кроме того, операторы должны были сообщить своим клиентам, что в окрестностях школ несколько часов не будет связи, однако о таких сообщениях также ничего не известно.

Будущее

Но противники экзамена и его реформаторы считают, что всех этих мер по отлавливанию нарушителей и временному выведению из строя телефонов недостаточно для того, чтобы сделать ЕГЭ по-настоящему честным и объективным. Например, Кузьминов уже не первый год настаивает на том, что проводить экзамен должны люди, никак не связанные со школой. Заниматься проверкой знаний и следить за тем, чтобы школьники не нарушали правил, могли бы федеральные чиновники, силовики, общественные структуры или же специально созданная независимая организация наподобие тех, которые сейчас организуют экзамены CAE и TOEFL (экзамен по английскому на сертификат подразделения Кембриджского Университета ESOL и тест на знание английского как иностранного языка).

Впрочем, к последнему варианту сам Кузьминов относится настороженно: по его мнению, из-за очевидного коммерческого интереса организующую экзамен частную компанию подкупить проще, чем чиновников, - по крайней мере, в нынешних реалиях. "Надо перестать спрашивать с губернаторов повышения результатов ЕГЭ в их области, - говорит ректор ВШЭ. - Надо мобилизовать журналистов, мобилизовать неправительственные разные организации - правозащитные, ветеранские, другие, которые не заинтересованы в результатах экзамена. Вот это и будет независимостью".

Бывший министр образования Андрей Фурсенко относился к радикальной инициативе по "отлучению" ЕГЭ от структур Минобра скептически - по его мнению, "определяющую роль играет не то, какой погон у человека, а то, насколько мы все считаем важным проведение честной кампании". Как именно можно убедить учащихся и учителей не нарушать правила, чиновник не уточнил.

Не были в этом году реализованы и еще несколько предложений по улучшению ЕГЭ, не первый год обсуждаемые его реформаторами. Так, на бумаге осталась идея ввести двухуровневую систему экзамена, когда школьники могут выбирать, сдавать ли им какой-то предмет на более сложном уровне (например, для поступления на профильный факультет вуза) или ограничиться базовыми заданиями. Не были введены в этом году устные задания по иностранным языкам. Наконец, как и в прошлые кампании, не справившиеся с ЕГЭ одиннадцатиклассники могут пересдать экзамен только один раз.

Кузьминов так объяснил "Ленте.ру", почему все эти нововведения так и не были реализованы: "Виной тому инерционность системы управления образованием. Здесь нет конкретных виновников, просто она работает слишком медленно. Есть, с одной стороны, отсутствие нормативных документов - их не успели принять и разработать, с другой стороны все этот требует дополнительного финансирования, а его у Минобрнауки предусмотрено не было." Тем не менее, ректор ВШЭ надеется, что изменения будут введены уже через год-два.

"Не успели, сочли, что слишком сложно, - объясняет Смолин тот факт, что поддержанное президентской комиссией по ЕГЭ предложение по введению элементов устного экзамена в тесты по иностранным языкам так и не было воплощено в жизнь. - Дмитрий Ливанов предложил провести эксперимент по внедрению "говорения" в экзамен. Я считаю, что это шаг в правильном направлении, но объясните мне, почему нельзя сдать ЕГЭ по иностранному языку, не умея говорить, а вот ЕГЭ по русскому, не умея говорить, сдать можно?"

Еще одна инициатива - выкладывать в свободный доступ варианты заданий из более легких частей А и Б - при всей своей необычности кажется более реальной, чем другие: на днях ее поддержал министр образования Ливанов. Вызубрить ответы на сотни вопросов школьники физически не смогут, но, узнав, какого рода задания их ожидают в этом году, они будут более спокойно относиться к предстоящему экзамену. "Проблема только в том, чтобы накопить достаточный банк заданий, потому что если у нас только сто заданий и мы их выложим, то понятно, что мы сработаем против экзамена. Если у нас тысячи, а лучше десять тысяч, то тогда их выкладывать можно, потому что бессмысленно их зазубривать", - объясняет Кузьминов. Для увеличения числа КИМов потребуются дополнительные средства, но, если они будут выделены, то выкладывать варианты в Сеть начнут уже через пару лет, уверен собеседник "Ленты.ру".

Результаты

Результаты нынешнего ЕГЭ оказались сравнимы с прошлогодними, хотя соотношение "проштрафившихся" по основным предметам - русскому языку и математике - несколько изменилось, причем в противоположные стороны. В 2012 году минимальные 24 балла по математике не смогли набрать 7,5 процента выпускников. Год назад эта цифра составила 4,9 процента. Порог в 36 баллов по русскому этой весной не преодолели 3,1 процента одиннадцатиклассников, а в 2011 году - 4,1 процента. Пограничные 20 баллов по английскому языку не смогли набрать 3,3 процента сдававших, по немецкому - 3,4 процента, а 36 баллов по химии оказались непосильной задачей для 11 процентов выпускников. Заметные сдвиги произошли в количестве "стобалльников": если в прошлом году максимальный результат по математике был у 205 человек, то в нынешнем - только у 51 школьника. По русскому соответствующая цифра для 2011 года - 1437 человек, а для 2012-го - 1897.

"Нет "двоек" по ЕГЭ в 30 процентах российских школ, а в 20-30 процентах сконцентрированы практически все "двойки", в этих же школах нет учащихся, которые получают по базовым предметам выше 70 баллов", - рассказал научный руководитель института развития образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин. Столь значительное количество "отстающих" школ - это вопрос не к самому ЕГЭ, а к качеству школьного образования вообще и обучению в старших классах в особенности. Минобр пытается изменить плачевную ситуацию со школами, но пока радикальные инициативы ведомства, например, насильственное объединение хороших и плохих школ или "привязка" первоклашек к районным школам, вызывает исключительно критику.

При этом "низкобалльники" вполне могут поступить в вуз - в прошлом году в Московский государственный областной социально-гуманитарный институт зачисляли выпускников, набравших по одному из основных предметов 38,5 балла, а в Московский государственный университет печати - 31,5 балла.

Основная часть школьников, почти проваливших ЕГЭ, оседает в технических вузах. Кузьминов приводит такую статистику: на факультетах, готовящих специалистов по работе с морской техникой, доля тех, кто набрал по профильным предметам меньше 50 баллов, составляет 50 процентов, готовящих инженеров металлургической отрасли - 39 процентов, среди будущих машиностроителей - 37 процентов, среди технологов легкой промышленности - 33 процента. Об уровне квалификации людей, не способных толком освоить школьную программу, остается только догадываться.

Критики ЕГЭ нередко возражают, что экзамен в качестве мерила знаний школьников не показателен - мол, высокий балл означает только хороший навык выпускника решать тесты, но никак не связан с его реальной подготовкой. "Результаты ЕГЭ вполне адекватно отражают уровень знаний ученика", - полагает сотрудник одного из академических институтов Степан, уже несколько лет готовящий старшеклассников к сдаче ЕГЭ по естественным наукам. "В каком-то смысле подготовка к тестам даже полезна для лучшего усвоения школьной программы. Большинство школьников не могут задавать вопросы сами себе, а именно такие вопросы показывают, насколько хорошо человек на самом деле понял материал. Тесты помогают сделать это".

Степан соглашается с тем, что элемент натаскивания при подготовке к ЕГЭ присутствует и что, по крайней мере отчасти, он связан с "кривыми" формулировками заданий. "К некоторым вопросам подходят больше одного варианта ответов, на другие можно правильно ответить, только если знать заранее, что имели в виду авторы", - объясняет он. "Но в этом году в целом задания ЕГЭ стали лучше, в них стало меньше глупостей", - отмечает Олег Смолин.

Оспорить низкий балл, полученный из-за некорректно сформулированного вопроса или же по вине проверяющего, можно на апелляции, однако эта процедура по-прежнему предусматривает изменение оценки как в лучшую, так и в худшую сторону. Многие школьники и их родители жаловались, что не стали подавать апелляцию, испугавшись снижения оценки, о котором назойливо твердили учителя, отговаривавшие недовольных оспаривать итоги ЕГЭ. Желание максимально сократить число апелляций вполне объяснимо, так как признание неправоты составителя тестов или проверяющего портит статистику и грозит санкциями. О необходимости изменить правила подачи апелляций и запретить снижать баллы реформаторы ЕГЭ говорят давно, однако на данный момент эта норма остается в силе.

У ЕГЭ, как и у любой другой формы оценки знаний, есть свои достоинства и недостатки. Кому-то может нравиться единый тест для всех, кто-то предпочитает традиционную форму экзаменов, но оба варианта вполне приемлемы и работают в разных странах. Один из несомненных плюсов единого экзамена - то, что он дает возможность талантливым школьникам из регионов поступать в престижные московские вузы, в которые до сих пор основной путь лежал через репетиторов, нередко из тех же самых учебных заведений. Однако многочисленные факты коррупции (Рособрнадзор уже проверяет все высокобалльные работы по химии из республик Калмыкия, Адыгея, из Ингушетии, а также из Липецкой области) превращают это преимущество в новую головную боль. Подобным образом можно разобрать и другие аспекты ЕГЭ - при всех возможных плюсах экзамена порядок его проведения пока далеко не оптимален. И болезненность приживания ЕГЭ на российской почве напрямую зависит от того, насколько быстро чиновники смогут устранить очевидные недостатки.



Lenta.ru

26-06-2012 10:18





© 2006 Школа №BY
окно сообщений
карта сайта